Сделать свой сайт бесплатно

Реклама

Создай свой сайт в 3 клика и начни зарабатывать уже сегодня.

@ADVMAKER@
ТИПИЧНЫЕ ОБРАЩЕНИЯ СТУДЕНТОВ К ВУЗОВСКОМУ ПСИХОЛОГУ-КОНСУЛЬТАНТУ
19 Января 2013 | Опубликовано в Новое | Просмотры: | Комментарии: 0

ТИПИЧНЫЕ ОБРАЩЕНИЯ СТУДЕНТОВ К ВУЗОВСКОМУ ПСИХОЛОГУ-КОНСУЛЬТАНТУ

 

Г.В.Гатальская,

(г.Гомель, Беларусь)

 

Студенческий возраст относится к таким периодам, в которых психические перегрузки и требования выступают во всем многообразии. Можно выделить целый ряд стрессовых факторов студенческого периода, требующих решения проблемы развития психологического консультирования в вузе: наличие негативных установок и ожиданий, связанных с различными контрольными мероприятиями, неудовлетворенность результатами учебной деятельности, несоответствие между прилагаемыми усилиями и получаемыми результатами, сложности идентификации со средой деятельности, адекватного поведенческого реагирования в ситуациях профессиональных требований.

В студенческой среде молодой человек часто сталкивается с острой конкуренцией, недоброжелательностью, завистью, порождающими многочисленные интерперсональные конфликты, а это в свою очередь становится фактором, дестабилизирующим психическое здоровье. Переживание чувства низких личных достижений, собственного бессилия и слабой поддержки со стороны окружения приводит к синдрому профессионального выгорания.

Нами были проанализированы 200 случаев обращений студентов в социально-психологическую службу университета. Анализ позволил нам классифицировать жалобы в несколько групп:

  1. Проблемы отношений с лицами противоположного пола: трудности в общении и развитии отношений; давление со стороны молодых людей, подталкивающих девушек к началу сексуальных отношений; разочарования, связанные с изменой, расставанием; неумение проявлять негативные эмоции, связанные с отношениями, расставаться; сексуальные проблемы.

  2. Конфликтные ситуации в семье, главным образом, проявляющиеся в напряженных отношениях с родителями: давление со стороны родителей, не позволяющее действовать самостоятельно; чрезмерный контроль со стороны родителей, связанный с выбором друзей, партнеров, посещением дискотек, выбором стиля одежды; критика родителей, связанная с требованием ответственного поведения в расходовании денег, использования материальных ценностей, в отношении учебы, вредных привычек и т.д.; конфликты, связанные с алкоголизмом, физическим насилием со стороны родителей.

  3. Проблемы общения и отношений с преподавателями, сверстниками, руководителями фирм, где приходиться подрабатывать и т. д.: авторитаризм и унижение со стороны преподавателей; непонимание и конфликты при совместном проживании в общежитии; проявление агрессивности со стороны однокурсников, одногруппников; сложности в развитии дружеских отношений в группе или на курсе.

  4. Проблемы Я-концепции, трудности разрешения жизненных проблем, самостоятельного принятия решения, жизненного самоопределения: проблемы, обусловленные низкой самооценкой; несформированностью волевой сферы («не могу преодолеть свою лень», «ничего не делаю для того, чтобы решить свои проблемы, хотя знаю как это сделать»); страх перед радикальными переменами в жизни (переездом в другой город, принятием предложения); противоречивое отношение к себе: реальная скромность - желаемая властность, реальная зависимость – желаемая уверенность, реальное дружелюбие – желаемая недружелюбность и наоборот, реальная подозрительность – желаемая альтруистичность и т.д.;

  5. Напряжение, возникающее из-за большой загруженности учебными занятиями, проблемы обучения в вузе, профессионального становления, самоорганизации: раздражительность, нервозность, связанная с большой академической загруженностью; проблема эффективного использования времени, сдачи экзаменов.

  6. Недостаточная материальная обеспеченность, обусловленная несостоятельностью родителей и невысоким размером стипендий: трудности, связанные с материальными ограничениями.

  7. Угроза собственному физическому здоровью: озабоченность, связанная с состоянием своего здоровья; страх заболеть серьезными заболеваниями и т.д.

  8. Тяжелая болезнь родных, потеря близкого человека: переживания, обусловленные состоянием здоровья родных, операциями и т.д.

 

Как видно на передний план выходят трудности во взаимоотношениях с лицами противоположного пола. Причем наиболее распространены такого рода затруднения среди девушек. Например, содержание жалобы клиента может носить следующий характер: «Мне трудно сказать, что в данный момент есть какая-то серьезная проблема, скорее это можно назвать мелкими неприятностями. Мне казалось, что проблемы бывают у других людей, но не у меня, однако эта уверенность была иллюзией. Привязанность к людям, а особенно к лицам противоположного пола, неумение контролировать свои чувства не были характерны для меня. Но все же и меня это не миновало… Не могу сказать, что этот человек отличался от остальных, скорее наоборот, был самым обычным, заурядным, как – будто кем-то случайно выбран из толпы прохожих, бесцельно бредущих по улицам города. Сначала все было у нас хорошо…. А потом так закрутилось, что все прекрасные моменты наших встреч как будто канули в Лету. В моей жизни никогда не было столько унижений, оскорблений, сколько пришлось вытерпеть эти несколько месяцев. Момент расставания, как ни странно, был самым приятным событием за все это время. Но чувство облегчения длилось не долго: прошла неделя и меня охватила невыносимая тоска. Все вокруг постоянно напоминало об этом человеке. Мне и сейчас не легко, мое сердце еще не скоро успокоится». Ж., 18 лет. Поиски друга жизни играют большую роль не только на старших, но и на 1, 2 курсах. Это оказывает влияние на успеваемость и общественную деятель­ность студентов. Интерес к противоположному полу занимает значительное место в мыслях и поведении студентов. Интимно-личностные отно­шения нередко способствуют повышению желания лучше учить­ся, рабочему настроению, творческой активности.

На втором месте по значимости студентами оказываются проблемы и конфликтные ситуации в семье. Многие из них касаются извечных конфликтов поколений, сложных отношений между братьями и сестрами, а также непонимания со стороны родителей особенностей процесса взросления собственных детей: «У меня есть проблемы в семье и уже достаточно давно. Мой отец постоянно издевается надо мной и мамой, отказывается материально помогать. Родители давно в разводе. Но дело не в этом. Просто мой отец – алкоголик. В состоянии алкогольного опьянения отец, если его так можно назвать, способен на все: мы часто подвергались насилию с его стороны. Порой бывает, что я как бы уговариваю себя, что этой мой отец, и он такой, какой есть. У меня есть желание убежать от всего этого кошмара, но как это сделать я не знаю» Ж., 17 лет.

На третьем месте – проблемы общения и отношений с преподавателями, сверстниками, руководителями фирм, где приходиться подрабатывать студентам. Например, многие иногородние студенты сталкиваются с затруднениями совместного проживания в общежитии, когда постоянно необходимо либо отстаивать свою точку зрения, либо подстраиваться под других для того, чтобы не провоцировать конфликтные ситуации. «Мои трудности заключаются в том, что я не могу понять зависти, вражды между людьми. Например, когда мне удалось найти интересную работу, многие мои знакомые отвернулись от меня, перестали со мной общаться. Мне просто ничего не оставалось делать, как поступать точно также, по принципу «как ты ко мне, так и я к тебе». Я вижу, что друзья так и не выросли из «детских штанишек», которые одела мама, мне трудно найти с ними общий язык, потому что меня интересуют совсем другие вопросы: поиск работы, профессиональная самореализация, брак …» М., 21 год.

Четвертое место занимают проблемы Я-концепции, трудности разрешения жизненных затруднений, самостоятельного принятия решений, самоопределения. Центральным новообразованием юношеского возраста выступает именно система самосознания личности, ее «Я-концепция». Она проявляется, прежде всего, в восприятии молодым человеком многочисленных «образов» самого себя в различных ситуациях деятельности и общения. Первоначально возникшие на основе осознания студентом оценок его другими людьми, а потом – на основе соотнесения оценок других и своих собственных, эти «образы» во многом обусловливают трудности взаимоотношений с окружающими людьми, а также отношения к самому себе.

На пятом месте проблемы обучения в вузе, профессионального становления, самоорганизации.

Эти данные свидетельствуют о необходимости включения в модель психологического сопровождения индивидуального и группового консультирования студентов.

Анализ эффективности консультативных моделей в работе со студентами на основе выше рассмотренной классификации позволяет выделить основные из них: личностно-центрированная модель для помощи студентам при оценке существующих и будущих планов, принятия решений; рационально-эмотивная модель для уменьшения поведенческих проявлений типа «А» (проявления нетерпеливости, соперничества, враждебности); краткосрочная терапия позволяет переопределить отношение и изменить проблемную ситуацию, связанную с совместным проживанием, например в общежитии, эта модель позволяет прекратить взаимные обвинения и поиск «козлов отпущения».

Учитывая растущую потребность студентов в консультировании, мы развиваем работу консультантов-сверстников. В рамках проекта «Равный обучает равного» они проходят предварительное обучение с целью развития способности говорить о различных проблемах с другими.

Реализация выше обозначенных моделей предполагает опору на следующие методы консультирования: методы повышения самооценки (упражнения для создания источников внутреннего подкрепления, когнитивное реструктурирование для положительной интерпретации опыта), исследование иррациональных убеждений относительно перфекционизма и потребности в одобрении, методы обучения навыкам межличностного общения, упражнения на принятие ответственности и др.

На каждого алкоголика найдется свой созависимый
17 Января 2013 | Опубликовано в Новое | Просмотры: | Комментарии: 0

На каждого алкоголика найдется свой созависимый

26.10.2010 • 6:05 | Гомельская правда

Сотрудники кафедры социальной и педагогической психологии Гомельского государственного университета имени Ф. Скорины приняли участие в международном симпозиуме “Компетентная помощь созависимым — обмен опытом специалистов из Беларуси, Германии и Польши”, который состоялся в Варшаве.
Симпозиум проходил в рамках проекта “Организация психологической и психотерапевтической помощи созависимым взрослым детям алкоголиков”. Участие делегации кафедры социальной и педагогической психологии стало возможным благодаря многолетнему плодотворному сотрудничеству с Гомельской ассоциацией “Социальные проекты”, представлявшей Беларусь в этом международном проекте.
По статистическим данным Союза ассоциации по делам семьи, в Евросоюзе 42 миллиона граждан признаются, что злоупотребляют алкоголем или страдают алкоголизмом. Таким образом, около 84 миллионов жителей Западной Европы являются алкоголиками или созависимыми людьми, в семьях которых воспитывается более 7,7 миллиона детей. В Германии, где проживают 6 миллионов взрослых, около 2,6 миллиона детей до 18 лет воспитываются родителями, злоупотребляющими алкоголем. В Польше численность людей, злоупотребляющих алкоголем без клинических симптомов, составляет 2 — 3 миллиона. В семьях с алкогольной проблемой проживает 1,5 — 2 миллиона детей и молодежи, а пьющие подростки составляют около 20% от общего числа молодежи в возрасте 15 — 18 лет.
Для нашей страны это одна из серьезнейших проблем. В Беларуси 180 тысяч хронических алкоголиков, из них 33 тысячи — женщины. В течение 2009 года поставлено на учет 36 477 больных с установленным диагнозом наркологических расстройств впервые в жизни (в 2008 году — 32 232), в том числе с алкоголизмом и алкогольным психозом — 34 578 больных (в 2008 году — 30 869). По данным Минздрава Республики Беларусь, объем потребления спиртных напитков на душу населения с каждым годом увеличивается.
Белорусские специалисты поделились опытом работы в области терапии созависимости. Их выступления вызвали большой интерес и получили высокую оценку европейских коллег.

Г. ГАТАЛЬСКАЯ, 
О. КОРОТКЕВИЧ
Пармская солидарность
17 Января 2013 | Опубликовано в Новое | Просмотры: | Комментарии: 0

Пармская солидарность

03.06.2010 • | Гомельская правда, Галина ГАТАЛЬСКАЯ

25-й год чернобыльской трагедии… Многие страны откликнулись на нашу беду, на протяжении многих лет оказывая поддержку. Среди них лидирует Италия.
Более 20 тысяч белорусских детей ежегодно выезжают на отдых и оздоровление в Италию, и с Апеннинского полуострова к нам поступает гуманитарной помощи более чем на 2,5 миллиона долларов. 23 белорусских вуза развивают сотрудничество с итальянскими университетами на основе заключенных договоров, в Италии в колледжах и университетах обучаются более 200 граждан нашей страны. 
Недавно в Парме прошла международная конференция, посвященная развитию новых направлений сотрудничества Италии и Беларуси. Главным образом перспективы сотрудничества затрагивают наш регион, в наибольшей степени пострадавший от последствий чернобыльской катастрофы. Организатором конференции выступила гуманитарная ассоциация “Помощь детям г. Пармы”, которую возглавляет Джанкарло Венери. 
Благодаря инициативе президента ассоциации и его единомышленников в нашей области уже десяток лет реализуются различные программы: гуманитарная помощь школам и нуждающимся семьям Кормянского района, школам-интернатам Речицкого и Гомельского районов, в том числе для детей с особенностями психофизического развития, организация оздоровления белорусских детей в городе Парма и его окрестностях. 
Последние годы помощь была сосредоточена на детях, особенно нуждающихся в ней: с особенностями психофизического развития, психическими расстройствами, онкобольные. Речь шла о поддержке центров, которые сопровождают таких детей, школ-интернатов: детского отделения психиатрической больницы, общественной организации “Детская гематология”.
Сейчас многие итальянские организации отмечают, что созрели предпосылки для развития двустороннего сотрудничества. Этим перспективам и была посвящена пармская конференция. На ней выделены три новых направления сотрудничества: образовательные проекты, проекты безбарьерного общества, экономические проекты.
В рамках образовательных проектов планируется создание программ профессиональной подготовки для выпускников школ-интернатов, которые владеют итальянским языком благодаря ежегодным выездам на оздоровление. 
Проекты безбарьерного общества предполагают развитие социума без границ, которые связаны с предрассудками. Речь идет о людях с физическими ограничениями, особенностями психофизического развития. Парма занимает ведущие позиции в интеграции таких людей, детей в социум. В Италии с 70-х годов не существует детских домов, вспомогательных школ-интернатов, психиатрических больниц. Они готовы поделиться с нами своим опытом в достижении таких результатов. На улицах Пармы можно увидеть множество людей с нарушениями опорно-двигательной системы, передвигающихся на инвалидных колясках, людей с синдромом Дауна, слепых, которые торопятся по своим делам, на учебу, на работу, в театр, библиотеку. Все это возможно благодаря хорошо организованному безбарьерному пространству, которое способствует автономии этих групп населения. 
Укрепившиеся за 20 лет отношения Италии и Беларуси являются также основой для развития экономического двустороннего сотрудничества. Среди волонтеров есть не только рабочие, учителя, инженеры, но также предприниматели и бизнесмены, которые отмечают, что актуальная экономическая и законодательная ситуация Беларуси благоприятствует осуществлению различных совместных проектов. Свою деятельность в Беларуси многие связывают с сельской местностью, которая нуждается в поддержке, в проектах, направленных на улучшение качества жизни.
Пармская конференция еще раз подтвердила, что в отношениях итальянцев и белорусов нет места равнодушию. Поэтому новый вектор развития итальянской солидарности направлен на улучшение условий, расширение жизненных перспектив не “за границами” для наших детей, а у себя на родине. 
Галина Гатальская

С синдромом Дауна в актеры
17 Января 2013 | Опубликовано в Новое | Просмотры: | Комментарии: 0

С синдромом Дауна в актеры

26.08.2011 • | Наталья Пригодич    gp.by

Когда вижу по телевизору психолога, который за 20 минут эфирного времени ловко разбирается в сложных хитросплетениях чьей-то судьбы и дает совет как выйти из запутанной ситуации, всегда скептически улыбаюсь. Потому что истинный психолог не дает советов. Он помогает человеку найти в себе ту самую точку опоры, на которую можно будет опираться потом при возникновении различных проблем.
Вести беседу с Галиной Гатальской несложно: многое из того, чем она занимается, мне приходилось видеть собственными глазами. И это весьма необычно…

Визитка психолога: Галина Гатальская — кандидат педагогических наук, доцент по специальности “Психология”, входит в профессиональную психотерапевтическую лигу России. Автор более 150 научных публикаций, в том числе в зарубежных научных изданиях России, Украины, Италии, Франции, Англии, Канады. Координатор договора о международном сотрудничестве между Гомельским государственным университетом им. Ф. Скорины и Флорентийским государственным университетом. Научный руководитель студенческой научно-исследовательской лабораторим “Альянс”. Возглавляет кафедру социальной и педагогической психологии ГГУ им. Ф. Скорины. Читает лекции в университетах Италии.

— Когда говорят о проблеме алкоголизма, то в поле зрения специалистов обычно попадают сами алкоголики или их жены, родители, которых называют созависимыми. Откуда вдруг у вас возник интерес к детям алкоголиков?
— По международной классификации всего пять уровней алкогольного риска. Пятый — самый высокий. И Беларусь находится на четвертом вместе с Украиной и Молдовой. На пятом — Россия. Нам не так уж и много осталось до печального лидерства. Так что для нашей страны это очень актуальная проблема. Если взрослые созависимые способны отделиться от пьющего человека и более-менее наладить свою жизнь, то у несовершеннолетнего нет таких возможностей, и с годами он приобретает синдром взрослого ребенка алкоголика. Проявления его — неуверенность, подавленность, депрессивность, пассивность, агрессивность. Такие люди испытывают колоссальную потребность в психологической помощи. Мне посчастливилось пройти стажировку в Италии по психолого-экологическому методу оказания помощи алкоголикам и членам их семей. Затем удалось установить связь с итальянской ассоциацией, которая оказывала содействие этому проекту у нас в Беларуси. Начинали мы его реализацию в деревенской школе. Большинство ее учеников жили с пьющими родителями. Сейчас мы развиваем это направление работы в рамках проекта трансграничного сотрудничества с Польшей.
— Это проблема национального уровня. Какие пути ее решения вы видите? 
— Не нужно изобретать велосипед. Для оказания помощи взрослым детям алкоголиков нужно создавать ассоциацию, в которой могли бы работать психологи, педагоги и медики. Причем, не только на областном уровне, но и на уровне республики. Такие ассоциации существуют в США, Великобритании, Германии, Польше, Норвегии. Уже есть и в России. Мы сейчас в этом направлении очень активно работаем, практически готова к изданию книга.
— Как-то мне довелось услышать от вас фразу, которой впору эпатировать публику. Это я насчет склонности к педагогическому садизму, который позволяет реализовывать работа. Слишком смелое заявление, скажу я вам!
— На вашем месте не рассматривала бы это как заявление. Я только констатирую факт — у педагогов есть склонность к педагогическому садизму. Это достоверно доказано, причем психологами самых разных направлений, в том числе и гуманистического. Есть потребности, которые мы декларируем, выбирая профессию. Если рассматривать профессию педагога, то декларативно они выглядят очень красиво — сеять доброе, вечное. Но есть ведь и потребности скрытые: если человек в детстве идентифицировал себя с авторитарными ролями в силу того, что рос в семье, где был жесткий авторитаризм родителей — наказания, критика в его адрес, — это подталкивает его выбрать профессию, позволяющую отрабатывать потом такую же модель на других. Этой теме была посвящена моя диссертация и позже написаны две книги. Исследованы факторы достаточно пугающего характера. Работа эта проводилась не для того, чтобы уличить в чем-то педагогов, а, наоборот, помочь им осознавать такие тенденции, а родителям школьников дать рекомендации, как уберечь детей от своеволия взрослых. От психологического здоровья педагогов во многом зависит психологическое здоровье нации в целом.
— В Италии уже давно нет дет­ских домов, мы тоже идем по этому пути. Чему нам можно у них в этом плане поучиться?
— Да, еще в 90-х годах, когда итальянские психологи приезжали в Беларусь, они говорили о том, что нужно закрыть детские дома, потому что ребенок, выросший без семьи — это как человек без родины. Тогда казалось, что это невозможно, потому что число сирот было достаточно большим. На сегодняшний день мы уже практически на пути разрешения этой ситуации. Собственно опыт Италии и других развитых стран, безусловно, сыграл в этом огромную роль. В Италии многие люди хотят удочерить или усыновить ребенка. Они подают документы, их данные заносятся в базу. Как только рождается ребенок, от которого отказались, взять его к себе в семью готовы несколько приемных родителей. Так что он ни на минуту не становится сиротой.
— Больше всего меня впечатляет то, как иностранцы работают с психически больными. Чтобы пациенты, страдающие синдромом Дауна, выступали на сцене, гастролировали по Европе и получали при этом зарплату — это высший пилотаж работы психотерапевтов!
— Абсолютно согласна. Еще в 70-е годы революцию в мировой психиатрии совершил великий итальян­ский психиатр Базальо. Исследовав деградацию психически больных, пришел к выводу, что это обусловлено изоляцией и взаимодействием с нездоровыми, такими же, как они сами. Человека делает человеком только человеческое отношение. Если больной попадает в среду, где есть здоровые люди, то у него включаются компенсационные механизмы, которые помогают адаптироваться к жизни в нормальной среде. За исключением хронических социально опасных типов, — они изолированы в специальных отделениях человек на 12, напоминающих небольшой санаторий. Мне приходилось посещать такие места в Италии, например, в Таскане и Пьемонте, где модель социума очень близкая к норме — у них есть бейсбольная, баскетбольная площадки, свой бар. Есть средний медперсонал, который за ними наблюдает, и обслуживающий персонал. Доктор приезжает 2 — 3 раза в неделю. А вообще в Италии функционируют центры для людей, родившихся с нарушениями психики. Там с ними занимаются психологи, педагоги, медики. Центры специализируются по различным направлениям: в одних ухаживают за животными, в других занимаются гончарным делом, в третьих, как вы видели, лечат танцедвигательной терапией. Вот и Фабио, которого вы видели на сцене, ничем не отличался от здоровых людей, не так ли? К тому же такие больные проводят уроки для школьников.

— Ну уж это для нас совершенно необычно! Люди с отклонениями в психическом развитии способны учить здоровых людей?!
— Именно так. И делают это прекрасно! Взрослые с различными психическими отклонениями, в том числе с ограниченными возможностями, умственной отсталостью и так далее, дают различные уроки для школьников, к примеру, того же гончарного дела. Такое взаимодействие обогащает и тех, и других.
— А есть типичные проблемы, с которыми к вам как практикующему психологу чаще всего обращаются за помощью?
— Неуверенность в себе, страх перед публичными выступлениями, экзаменофобия и другие виды страхов. Но при этом каждый из этих случаев уникален, потому что у каждого человека свои причины, свои личностные особенности, изучив которые мы можем активизировать его внутренние ресурсы, а разрешать сложную ситуацию придется ему самому. Наша задача — помочь человеку найти в себе ту личностную силу, которая укрепила однажды в переломный момент, и он может на нее опереться. Совершенно точно замечено: дайте мне точку опоры, и я переверну земной шар. Так вот эта точка опоры, прежде всего, в нас самих.
— Что происходит с человеком, ставшим жертвой домашнего дес­потизма?
— Здесь два вектора последствий: первый — пассивность, апатия и второй — повышенная агрессивность. Такие люди становятся несгибаемыми бойцами невидимого фронта. Эта несгибаемость направлена, прежде всего, против родителей. Затем человек привыкает жить только в таком режиме и это проявляется по отношению ко всем остальным, с кем он столкнется в жизни. К слову, дети учителей по всем существующим классификациям относятся к особой категории трудных детей.
— Психолога сложно чем-то удивить. И все-таки можете вспомнить случай из практики, который удивил вас?
— Несколько лет назад ко мне обратилась студентка, рассказавшая о том, что ее не покидают страхи неопределенного характера. Причем все было достаточно серьезно, ей даже ставили паническое расстройство, приходилось не раз вызывать скорую. Выяснилось, что фобии были обусловлены внутренней напряженной жизнью в момент ее взросления: отец избивал мать. Такая ситуация довела девочку до нервно-психического истощения. Став студенткой, она панически боялась преподавателей, экзаменов. Боялась выходить из квартиры, которую снимала. Попадала в отделение неврозов, принимала лекарства, чтобы как-то выйти из этого состояния. Вела изолированный образ жизни. Поначалу я консультировала ее часто. Потом все реже. Потом она уехала жить в Минск, звонила мне, чтобы сообщать о своих успехах. Их было столько, что в какой-то момент я уже перестала им удивляться: она сделала карьеру, квартиру построила, про страхи уже не вспоминала. Ну и вот звонит как-то: “Я стала ходить в секцию парашютного спорта. Как вы думаете, стоит мне прыгнуть? Чувствую, что прыжок высвободит во мне еще какие-то ресурсы”. И прыгнула…

Разделенное счастье удваивается, разделенная боль уменьшается вполовину
17 Января 2013 | Опубликовано в Новое | Просмотры: | Комментарии: 4